Горячая линия бесплатной юридической помощи:
Москва и область:
Москва И МО:
+7(499)938-71-58 (бесплатно)
Регионы (вся Россия, добавочный обязательно):
8 (800) 350-84-13 (доб. 215, бесплатно)

Письменный отказ в заключении трудового договора

Составляем отказ в заключении трудового договора

Заключению трудового договора, как правило, всегда предшествует стадия собеседования работодателя и соискателя, по результатам которой и решается вопрос о приёме на работу. Новеллой Трудового кодекса является норма ст. 64, в соответствии с которой работодатель, по требованию лица, которому отказано в заключении трудового договора, обязан сообщить причину отказа в письменной форме.

Получив на руки письменный отказ, лицо, считающее своё право нарушенным, может обратиться в суд с требованием о принудительном заключении трудового договора. Вынесенное по такому делу судебное решение о заключении трудового договора является основанием возникновения трудового отношения (ст.16 ТК РФ).

Согласно рекомендациям, которые дал Пленум Верховного Суда РФ в своём Постановлении от 22 декабря 1992 года № 16 «О некоторых вопросах применения судами Российской Федерации законодательства при разрешении трудовых споров», трудовой договор, который заключается на основании судебного решения, должен быть заключён задним числом — со дня, когда работник обратился к администрации по поводу поступления на работу и получил неправомерный отказ.

Кроме того, если в результате отказа или несвоевременного заключения трудового договора работник имел вынужденный прогул, его оплата производится в порядке, установленном для оплаты вынужденного прогула работника, незаконно уволенного с работы (т.е. ст.234 ТК РФ подлежит применению по аналогии). Представляется, что позиция Верховного Суда, принятая им ещё в период действия советского законодательства, не противоречит нормам Трудового кодекса РФ, а потому вполне может применяться судами и сегодня.

При этом нужно учитывать, что на практике часто возникают сложности с установлением неправомерности отказа работодателя от заключения трудового договора. Отказ в заключении трудового договора является неправомерным в случае его несоответствия требованиям законности и обоснованности. В зависимости от того, какое именно из этих требований нарушено, различаются и правовые режимы оспаривания соответствующих отказов.

Письменный отказ в заключении трудового договора

С точки зрения законности отказ в заключении трудового договора будет неправомерным в нескольких случаях:

  • 1) Если на работодателе лежит обязанность принять на работу конкретного работника. Так, не может быть отказано в приеме на работу работнику, приглашенному на работу в порядке перевода из другой организации по согласованию между руководителями обеих этих организаций. Кроме того, администрация обязана заключить трудовой договор с лицами, направленными на работу службой занятости в счет квоты (например, инвалиды). В ряде случаев работодатель обязан восстановить ранее существовавшие трудовые отношения со своими бывшими работниками (например, с депутатами парламента — после окончания срока их полномочий). Во всех случаях подобного рода при обжаловании действий администрации необходимо доказать факт отказа от заключения трудового договора и наличие обязанности заключить договор.
  • 2) Даже в случае отсутствия у работодателя обязанности заключить договор с конкретным лицом, отказ в его заключении будет незаконным, если мотивы отказа носят незаконный характер. Данное основание незаконности отказа от заключения трудового договора вытекает из общеправового принципа недискриминации. Так, ст.64 ТК РФ запрещает любое ограничение прав при заключении трудового договора, которое обусловлено обстоятельствами, не связанными с деловыми качествами работников (например, ограничения в зависимости от пола, расы, национальности, языка и т.д.). Важно отметить, что Трудовой кодекс, в отличие от КзоТа, отдельно фиксирует положение о запрете дискриминации в зависимости от места жительства и наличия или отсутствия регистрации. Беременность или наличие детей также относятся к незаконным мотивам (отказ по подобным мотивам может повлечь привлечение работодателя к ответственности в уголовном порядке на основании ст.145 УК). Для того, чтобы добиться положительного решения суда при оспаривании действий администрации в подобных ситуациях, необходимо доказать ряд обстоятельств: что работодателем делалось предложение об имеющихся у него вакансиях (например, путём размещения сообщения в газете), что между работодателем и соискателем действительно велись переговоры о заключении трудового договора, что в заключении договора было отказано, и что мотивы отказа незаконны.

Что касается требования обоснованности, то его нарушение имеет место в том случае, когда работодатель неправильно оценил деловые качества работника, в результате чего в приёме на работу было отказано. Законодательство не предусматривает возможности обжалования решения администрации на том основании, что оценка работодателем деловых качеств работника носит необоснованный характер.

Некоторые авторы считают, что в этом случае можно требовать возмещения причинённого морального ущерба (нужно отметить, что данное требование может быть заявлено в любой ситуации неправомерного отказа от заключения трудового договора). Однако если ссылка администрации на несоответствие деловых качеств работника требованиям работодателя является явно необоснованной, а действительные мотивы отказа носят дискриминационный характер, всё же может быть заявлено требование о понуждении к заключению трудового договора.

В заключении следует отметить, что нормы трудового законодательства о неправомерном отказе в заключении трудового договора по-прежнему относятся в большей степени к области теории и на практике реализуются сравнительно редко. Это связано как с недостатками правового регулирования, так и с рядом других обстоятельств. Так, работодатели на практике всячески избегают выдачи мотивированного в письменной форме отказа от заключения трудового договора.

В общем случае не допускается ограничение прав или установление преимуществ при заключении трудового договора в зависимости от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, семейного, социального и должностного положения, возраста, места жительства (в т.ч. наличия или отсутствия регистрации по месту жительства или пребывания), отношения к религии, убеждений, любых других обстоятельств, которые не связаны с деловыми качествами работников (ч. 2 ст. 64 ТК РФ).

Однако на основании федеральных законов работодатель может быть вправе или даже обязан устанавливать такие ограничения или преимущества. Например, с 01.01.2013 на должность главного бухгалтера ОАО (за исключением кредитных организаций), страховых организаций, НПФ не может быть принято лицо, которое (ч. 4 ст. 7, ч. 2 ст. 30 Федерального закона от 06.12.2011 № 402-ФЗ):

  • не имеет высшего образования;
  • не имеет определенного стажа работы (в зависимости от вида высшего образования);
  • имеет неснятую или непогашенную судимость за преступления в сфере экономики.

Письменный отказ в заключении трудового договора

Также, к примеру, женщины не могут быть приняты на работы, связанные с подъемом и перемещением вручную тяжестей, превышающих предельно допустимые для них нормы (ч. 2 ст. 253 ТК РФ).

Или, скажем, не могут привлекаться к педагогической деятельности лица, которые лишены права заниматься такой деятельностью в соответствии с вступившим в законную силу приговором суда (ч. 2 ст. 331 ТК РФ).

Иными словами, отказ работодателя в заключении трудового договора в указанных выше случаях будет являться обоснованным.

Кроме того, запрещается отказывать в заключении трудового договора женщинам в связи с их беременностью или наличием у них детей (ч. 3 ст. 64 ТК РФ).

Также не разрешается отказывать в заключении трудового договора работникам, которые приглашены в письменной форме на работу в порядке перевода от другого работодателя. Отказать нельзя в течение 1 месяца со дня увольнения с прежнего места работы (ч. 4 ст. 64 ТК РФ).

Лицо, которому было отказано в приеме на работу, имеет право обжаловать такой отказ в суде (ч. 6 ст. 64 ТК РФ).

Причины отказа в заключении трудового договора работодатель должен сообщить по письменному требованию лица, которому было отказано в приеме на работу. Сделать это нужно в письменной форме не позднее чем в течение 7 рабочих дней со дня предъявления такого требования лично или по почте.

Составлению такого сообщения может предшествовать издание приказа об отказе в приеме на работу или акта об отказе в заключении трудового договора.

В уведомлении нужно указать основание для отказа в заключении трудового договора.

Это могут быть как состояние здоровья потенциального работника, так и отсутствие у него определенного образования или опыта работы. Когда такие ограничения накладывает сам работодатель (к примеру, незнание иностранных языков), важно, чтобы наличие определенных навыков было необходимо для выполнения работы и обязательность их наличия предусмотрена локальными актами работодателя (скажем, должностной инструкцией).

Достаточной причиной отказа в приеме на работу является отсутствие у работодателя вакантной должности (Определение Липецкого областного суда от 28.11.2011 по делу № 33-3308/2011, Определение Санкт-Петербургского городского суда от 30.05.2011 № 33-7995/2011) или отсутствие необходимости поиска кандидата на должность (п. 10 Постановления Пленума ВС от 17.03.2004 № 2).

Предлагаем ознакомиться:  Если квартира в залоге у банка

Уведомление о причинах отказа в приеме на работу нужно передать лицу лично (оставив у себя экземпляр с подписью лица, получившего уведомление) или направить по почте с описью вложения и уведомлением о вручении.

Приведем пример письменного отказа работнику от заключения трудового договора с ним по медицинским показаниям.

Статья 64. гарантии при заключении трудового договора

Внимание

Например, работодатель не сможет отказать в приеме на работу инвалиду, направленному на трудоустройство в счет установленной квоты рабочих мест (ст. 13 Закона РФ от 19.04.1991 N 1032-1 «О занятости населения в Российской Федерации»). Напомним, что такая квота для приема на работу устанавливается в соответствии со ст. 21 Федерального закона от 24.11.1995 N 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации». В частности, организациям, численность работников которых составляет более 100 человек, законодательством субъекта РФ устанавливается квота для приема на работу инвалидов в процентах к среднесписочной численности работников (не менее 2% и не более 4%).Также нельзя отказывать в трудоустройстве ВИЧ-инфицированным гражданам в силу ст.

Важно

Возможность доказать эти два взаимосвязанных обстоятельства составляет первую серьезную проблему на пути решения указанной задачи соискателя. Подтверждением факта наличия вакантной должности является, безусловно, штатное расписание работодателя. Если в штатном расписании отсутствует должность, на которую претендовал соискатель, то отказ в приеме на работу на этом основании будет обоснованным (Апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 16.11.2012 по делу N 11-27309), и, конечно, такой довод работодателя подлежит проверке судом.

Кроме штатного расписания, информация об открытой вакансии может быть сообщена в органы службы занятости, средства массовой информации или другим общедоступным способом.

скорее всего, кандидат с этим дипломом более профессионален, а значит, более соответствует вакантной должности.Такие дополнительные требования к должности можно закрепить в должностной инструкции. Причем действительными будут лишь те требования, которые не противоречат нормам трудового законодательства и которые можно разумно обосновать.

Фактическое допущение к работе.

Если в результате собеседования или иным образом работодатель и работник достигли согласия по поводу всех существенных условий трудового договора, то далее начинается процесс формального закрепления отношений работника и работодателя. Этот процесс состоит, по общему правилу, из двух этапов. Сначала в письменной форме заключается трудовой договор, который должен содержать все существенные условия, как они определены в ст.57 ТК РФ.

с одной стороны, отсутствие письменного договора создаёт значительные трудности для работника при отстаивании им своих прав в суде, с другой стороны, данная схема позволяет уклониться от уплаты налогов, пенсионных и иных отчислений, от ведения многочисленной кадровой документации. В целом, подобная практика весьма распространена, поэтому закрепление в трудовом законодательстве норм о фактическом допущении к работе позволяет охватить юридическими рамками соответствующие отношения, распространить на эти отношения нормы трудового права, и тем самым защитить права и законные интересы работника.

Суть правового регулирования фактического допущения к работе заключается в следующем. Согласно положениям ст.67 ТК РФ, трудовой договор, не оформленный надлежащим образом (т.е. письменно), всё же считается заключённым, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя.

Согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ, которые содержатся в его Постановлении № 2 от 17 марта 2004г., представителем работодателя в указанном выше случае является лицо, которое в соответствии с законом, иными нормативно-правовыми актами, учредительными документами юридического лица, локальными нормативными актами или в силу заключённого с этим лицом трудового договора наделено полномочиями по найму работников. Согласие или осведомлённость именно такого лица относительно фактического допущения к работе влечёт возникновение трудовых отношений.

Таким образом, при отсутствии письменной формы, трудовой договор всё же считается заключённым и вступает в силу с момента фактического допущения к работе (ст.61 ТК РФ). Это означает, что возникновение трудовых правоотношений не обусловлено изданием работодателем приказа (распоряжения) о приёме на работу, поэтому работодатель не может ссылаться на отсутствие данного приказа в обоснование отсутствия трудовых отношений.

Как свидетельствует Определение Судебной Коллегии Верховного Суда по гражданским делам от 15 декабря 1998г., даже отсутствие в штатном расписании предприятия должности, на которую работник был фактически допущен, вовсе не является доказательством того, что работник не был принят на работу и не выполнял её.

В течение трёх дней после фактического допущения работника к работе работодатель обязан оформить с ним трудовой договор в письменной форме (ст.67 ТК РФ). Последствия неисполнения работодателем данной обязанности в Кодексе не прописаны, однако можно предположить, что права работника не должны быть ущемлены вследствие того, что другая сторона договора не исполнила свои обязанности.

Поэтому отношения, возникшие с момента фактического допущения к работе, будут квалифицироваться в качестве трудовых, к ним будут применяться нормы трудового права, даже если договор так и не будет надлежаще оформлен. В целом нужно отметить, что законодатель исходит из того, что именно на работодателе лежит бремя соблюдения всех формальностей, которые необходимы для заключения трудового договора.

Однако следует отметить, что работник зачастую в большей степени, нежели работодатель, заинтересован в надлежащем оформлении трудового договора. В противном случае, его отношения с работодателем будут страдать неопределённостью, а главное — в последующем работник может столкнуться с проблемой доказывания факта заключения трудового договора, а главное — условий заключённого договора.

Поэтому, если работодатель не исполняет своей обязанности по письменному оформлению трудового договора (по истечении трёх дней с момента фактического допущения к работе), работник вправе обратиться в суд с иском о признании трудового договора заключённым на определённых условиях. Наряду с требованием о признании, работник может заявить любое иное требование, которое, в соответствии с трудовым законодательством, вытекает из его прав как работника (например, требование о взыскании заработной платы, о восстановлении на работе и т.д.).

оформление пропуска для входа в здание, занимаемое работодателем (на это доказательство, в частности, обратила внимание Судебная Коллегия Верховного Суда РФ в своём Определении от 15 декабря 1998г.); выполнение работы по поручению руководства, о чём могут свидетельствовать результаты этой работы (например, выполненные работником письменные материалы в зависимости от характера работы);

Статья 64 тк рф. гарантии при заключении трудового договора

Такое предписание обусловливается либо особыми требованиями к качествам лица, выполняющего определенную работу, либо соображениями охраны труда, нравственного и физического здоровья определенных категорий граждан. Например, по общему правилу не могут быть назначены на должности государственной или муниципальной службы лица, не являющиеся гражданами РФ.

В ряде случаев, предусмотренных федеральными законами, российский гражданин не может быть принят на государственную или муниципальную службу и находиться на государственной либо муниципальной службе (ст. ст. 16, 17 Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации»; ст. ст.

На практике нередко встаёт вопрос о правильном разграничении трудового договора и имеющих некоторое сходство с последним гражданско-правовых договоров (договор подряда, договор возмездного оказания услуг, поручения, комиссии, агентирования). Дело в том, что зачастую работодатели предлагают претендентам на получение рабочего места заключить не трудовой договор, а договор гражданско-правового характера, который, естественно, не подпадает под регулирование трудового права.

Письменный отказ в заключении трудового договора

Тем самым, значительно ущемляются права работника, поскольку он лишается преимуществ и правовых гарантий, которые обычно предоставляются работникам в соответствии с трудовым законодательством. Кроме того, работодатели нередко ссылаются на то, что был заключён гражданско-правовой договор в ситуации, когда имело место фактическое допущение к работе.

Что касается работодателя, то заключение гражданско-правового договора позволяет избежать многих обременительных последствий и дополнительных обязанностей, которые возникают при заключении трудового договора. Поскольку от вида заключённого договора зависят и возникающие правовые последствия, то заключение трудового договора, в отличие от гражданско-правового, возлагает на работодателя обязанности по предоставлению ежегодно оплачиваемого отпуска, оплате взносов в Фонд социального страхования, Пенсионный фонд, выплате зарплаты в размере не ниже МРОТ, предоставлению иных гарантий и льгот, предусмотренных Трудовым Кодексом.

Предлагаем ознакомиться:  Расчет отпуска совместителю примеры

В целях защиты прав и интересов лиц, занятых по гражданско-правовому договору, ТК РФ (ст.11) предусматривает, что если мнение сторон по поводу природы заключённого между ними соглашения расходятся, работник с целью защиты своих прав может обратиться в суд с требованием о признании заключённого договора не гражданским, а трудовым, и применении к возникшим правоотношениям норм трудового права.

Решение суда в этом случае не является основанием возникновения трудового правоотношения, так как трудовое правоотношение, права и обязанности сторон возникли с момента заключения договора. Поэтому решением суда на работодателя должна быть возложена обязанность оформить трудовую книжку (задним числом) и предоставить все льготы по ТК РФ.

Для того чтобы правильно квалифицировать заключённый договор в качестве трудового или гражданско-правового, необходимо учитывать следующие принципиальные различия.

  • Во-первых, предметом трудового договора является выполнение трудовой функции, тогда как гражданско-правовой договор имеет своим предметом выполнение конкретной работы или оказание услуги. О том, что договор является трудовым, могут свидетельствовать следующие обстоятельства: в договоре не предусмотрено выполнение по заданию организации конкретной работы (услуги, действия) в определённые сроки; расчёты производятся в виде регулярных (периодических) выплат, не зависящих от определённого результата и обусловленных наступлением очередного срока платежа (календарной даты); не производится сдача результата работ исполнителем и его приемка представителями организации с составлением двустороннего акта.
  • Во-вторых, существенным элементом трудовых отношений и трудового договора является подчинение работника при выполнении обусловленной трудовой функции правилам внутреннего трудового распорядка, регламентирующим порядок приёма и увольнения работника, режим работы и время отдыха, применяемые к работникам меры поощрения и взыскания, а также иные вопросы регулирования трудовых отношений в организации. Так, при приёме на работу работодатель обязан издать приказ о приёме на работу и ознакомить работника с действующими в организации правилами внутреннего трудового распорядка и иными локальными актами, имеющими отношение к трудовой функции работника (ст.68 ТК РФ). Поэтому в случае сомнения относительно характера заключённого между гражданином и организацией договора наличие приказа о приёме работника на работу и ознакомление его с указанными выше актами являются доказательствами наличия именно трудового договора.
  • В-третьих, на работодателе лежит обязанность по организации труда работника и материально-техническому обеспечению производственного процесса. Ни при каких обстоятельствах данное бремя не может быть возложено на работника. В гражданском правоотношении подрядчик (услугодатель) сам организует свою работу и несёт бремя материально-технического обеспечения процесса выполнения работы или оказания услуги, если только иное не указано в самом договоре.

Введение.

«Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишён своего имущества, иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов».

Неопределённость ряда понятий, содержащихся в данной статье («уважение собственности», «имущество», «интересы общества»), и широта используемых формулировок оставляют Европейскому Суду широкое поле для эволютивного толкования соответствующих положений с учётом изменения жизненных обстоятельств и появления новых экономических и правовых реалий, а также исходя из принципа справедливости. В связи с этим, применение Конвенции невозможно без учёта практики Европейского Суда.

В результате применения и толкования положений ст.1 Протокола 1, в практике Суда постепенно складывается система правовых стандартов в области защиты имущественных прав. Рассматривая конкретное дело, Суд решает, подпадает ли оспоренное субъективное право под понятие «имущество», и допущено ли нарушение данного субъективного права.

Отвечая на эти вопросы, Суд применяет выработанные им же автономные понятия (например, «имущество») и правовые позиции (принципы, исходя из которых определяется, нарушено ли субъективное право). В случае необходимости, содержание этих понятий и принципов дополняется или корректируется. В настоящее время этот процесс продолжается, однако уже сегодня можно говорить о том, что на европейском уровне сложилось унифицированное международно-правовое регулирование отношений собственности.

Россия является участницей Европейской Конвенции и Протоколов к ней с 30 марта 1998 года. В соответствии с п.4 ст.15 Конституции РФ, международные договоры Российской Федерации являются составной частью её правовой системы, и подлежат прямому применению судами в случае, если внутреннее законодательство противоречит правилам, установленным международным договором.

Следовательно, физические и юридические лица вправе обосновывать свои требования нормами Конвенции и требовать применения этих норм судом РФ. Однако учитывая особенности буквального содержания норм Конвенции, встаёт вопрос о том, обязан ли российский суд принимать во внимание практику Европейского Суда для уяснения смысла Конвенции, или же российский суд будет применять Конвенцию на основе собственного толкования её текста.

Данная проблема до сих пор однозначно не решена, что фактически тормозит реализацию положений Конвенции на территории России. Суть проблемы состоит в следующем. Содержание Конвенции (ст.46) и условия её ратификации Россией, изложенные в соответствующем законе, свидетельствуют о том, что практика Суда, сформировавшаяся с участием России, носит для неё обязательный характер.

Однако вопрос о значении для отечественного законодательства прецедентной практики, сложившейся без участия России, остаётся открытым. Формально решения Суда обладают обязательной юридической силой лишь в отношении того государства, против которого вынесено соответствующее решение (ст.46 Конвенции).

Однако фактически большинство государств-участников Конвенции всё же следуют практике Суда, поскольку сам Суд признаёт себя связанным созданными им прецедентами (можно говорить о том, что сложилась обычная норма международного права, в соответствии с которой практика Суда имеет обязательную силу для государств-участников Конвенции).

Примеру остальных государств-участников Конвенции последовали и российские высшие судебные инстанции: Конституционный Суд РФ и Высший Арбитражный Суд РФ. Так, Конституционный Суд РФ в своих постановлениях неоднократно ссылался на практику Европейского Суда по ст.1 Протокола 1. Высший Арбитражный Суд РФ, в свою очередь, издал Информационное письмо «Об основных положениях, применяемых Европейским Судом при защите имущественных прав и права на правосудие» от 20 декабря 1999г.

В указанном документе Высший Арбитражный Суд РФ просит нижестоящие арбитражные суды принять во внимание изложенные положения при осуществлении правосудия. Что касается судов низшего и среднего звена, то они очень часто либо игнорируют прямое действие норм Конвенции, либо осуществляют собственное, буквальное толкование её текста, что неизбежно ведёт к сужению сферы действия положений Конвенции.

Правила поведения пользователей на сайте

Инфо

Конституции РФ, ст. ст. 2, 3, 64 ТК РФ, ст. 1 Конвенции МОТ 1958 г. N 111 о дискриминации в области труда и занятий, ратифицированной Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31.01.1961).Таким образом, трудовое законодательство установило запрет на дискриминацию работодателем отдельных категорий граждан при возможном трудоустройстве. Статья 3 ТК РФ гласит: никто не может быть ограничен в трудовых правах и свободах или получать какие-либо преимущества независимо от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, семейного, социального и должностного положения, возраста, места жительства, отношения к религии, политических убеждений, принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям, а также от других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работника.

Письменный отказ в заключении трудового договора

Положения ст. 64 ТК РФ практически повторяют ст.

Следовательно, если работник в течение месяца после своего увольнения не обратится к работодателю с предложением заключить трудовой договор, работодатель освобождается от обязанности принять его на работу. Если работник обратится с указанным предложением до истечения указанного срока, обязанность работодателя заключить трудовой договор сохраняется, вне зависимости от каких-либо иных сроков. 2.

Как следует из указанной Конвенции МОТ, не считается дискриминацией любое различие, недопущение или предпочтение в отношении определенной работы, основанной на ее специфических требованиях. В соответствии со ст. 5 Конвенции особые мероприятия по защите и помощи, предусмотренные в других принятых Международной конференцией труда конвенциях и рекомендациях, не считаются дискриминацией.

Критерии допустимости вмешательства государства в осуществление имущественных прав.

Да. Что, однако, не означает разрешение закона принимать труд людей вообще «без бумажек». Альтернативой трудовому договору является договор гражданско-правового характера (он же — о возмездном оказании услуг).

Он не дает трудящемуся гарантий, предусмотренных Трудовым кодексом РФ (оплачиваемый больничный, например, отпуска), однако не освобождает работодателя от необходимости производить необходимые взносы (в том числе пенсионные).

Предлагаем ознакомиться:  Штраф за неоформленного работника для ИП и ООО в 2019-2020 году

Договор гражданско-правового характера не означает, собственно, почти ничего. Он не подразумевает даже штатную должность. Все, что он фиксирует — это то, что один человек оказывал платные услуги в виде неких работ.

Отсутствие же какого бы то ни было фиксированного оформления ведет к судебным разбирательствам. Которые очень редко когда заканчиваются в пользу заявителя.

Сроки подписания

Сроку нанимателю для подписания документа — 3 дня. Если кандидат — не россиянин, то работодатель обязан уведомить ФМС о факте приема на работу иностранца.

Если документ не был подписан, однако работник приступил к своим обязанностям по должности, то такой договор закон считает заключенным (ст. 67 ТК).

оба были опубликованы в Собрании законодательства РФ, но в разное время, причём до сих пор не ясно, какой из них имеет юридическую силу для российских судов. Самое интересное, что имеются достаточно серьёзные различия в переводе ст.1 Протокола 1 между этими двумя вариантами. В первом варианте речь шла о «праве беспрепятственно пользоваться своим имуществом» (что больше соответствует английскому тексту Конвенции — «peaceful enjoyment of his possessions»), а в марте 2001г.

Как бы там ни было, но смысл и содержание понятия «имущество» («собственность») всё равно следует устанавливать исходя из того, как оно трактуется Европейским Судом. Дело в том, что понятия, содержащиеся в международно-правовых нормах, имеют автономное значение, которое не зависит от правовой квалификации аналогичных терминов в национальном праве.

Письменный отказ в заключении трудового договора

Процесс толкования международно-правовых норм и используемых ими терминов подчинён правилам Венской конвенцией о праве международных договоров 1969г. В соответствии с этой конвенцией, смысл международно-правовой нормы и содержание используемых в ней терминов устанавливаются в соответствии с целями и принципами международного права и конкретного международного договора, а также с учётом сложившейся практики применения данного договора.

С учётом этих правил, Европейский Суд осуществляет международно-правовое толкование термина «имущество» («собственность»), создавая соответствующее автономное понятие. Как указывалось выше, государства-участники фактически признают, что толкования Конвенции, которые дал Европейский Суд, носят обязательный характер.

В одном из своих первых толкований ст.1 Протокола 1, в деле Маркс против Бельгии (Постановление ЕСПЧ от 13.06.1979), Суд указал, что данная статья, закрепляя «право беспрепятственно пользоваться своим имуществом» («право на уважение своей собственности»), в сущности, гарантирует право собственности.

Субъектами данного права могут быть как физические, так и юридические лица. Объектом же данного права является имущество, под которым, прежде всего, понимаются материальные ценности. Однако, в отличие от большинства национальных правовых доктрин, Европейский Суд расширительно толкует понятие «имущество», и относит к объектам права собственности любое «частное право, представляющее имущественную ценность и, следовательно, имущество в смысле первой фразы статьи 1» (Постановление ЕСПЧ по делу Ван Марле против Нидерландов от 26.06.1986г).

Для квалификации того или иного объекта правоотношения в качестве имущества, Суд разработал два критерия:

  • 1) признак экономической ценности заключается в том, что имущество обладает экономической ценностью, которая может быть определена в денежной форме на основе объективных критериев (например, рыночная стоимость);
  • 2) признак реальности означает, что имущество должно быть наличным и юридически должно безусловно принадлежать заинтересованному лицу, тогда как ожидание экономической выгоды имуществом не является; право требования становится имуществом в том случае, если имеются существенные и разумные основания полагать, что оно должно быть исполнено.

Для иллюстрации широты охвата разработанной Судом концепции, необходимо привести несколько примеров из практики Суда:

  • 1. В деле Тре Тракторер против Швеции (Постановление ЕСПЧ от 07.07.1984), власти Швеции изъяли у юридического лица, владевшего рестораном, лицензию на отпуск в этом заведении спиртных напитков. Суд признал, что лицензия в этом случае является имуществом, поскольку представляет экономическую ценность, от которой зависит работа ресторана, уровень его прибыли.
  • 2. В деле Ван Марле против Нидерландов (Постановление ЕСПЧ от 26.06.1986) Суд постановил, что доброе имя (деловая репутация) может рассматриваться как имущество. Экономическая ценность в данном случае заключалась в том, что благодаря своему доброму имени и хорошей деловой репутации заявители смогли создать себе клиентуру и деловые связи. Следовательно, доброе имя является имуществом.
  • 3. В деле Буффало СРЛ против Италии (Постановление ЕСПЧ от 03.07.2003) Суд квалифицировал в качестве имущества, принадлежащего частному лицу, обязанность государства произвести возврат налоговых выплат. Суд признал, что заявитель (компания) обладал денежным интересом, который возник с момента подачи компанией налоговой декларации и вплоть до момента погашения государством своих обязательств.
  • 4. В деле Бурдов против России (Постановление ЕСПЧ от 07.05.2002) Европейский Суд признал имуществом вынесенное национальным судом решение, обязывающие государство произвести в пользу заявителя выплату денежной компенсации за ущерб здоровью, возникший вследствие участия заявителя в операциях по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. В своём постановлении по делу Суд отметил, что судебное решение обеспечивало заявителю требования, которые могли быть исполнены (а не просто общее право получить поддержку от государства); заявитель мог разумно ожидать исполнения этих требований и рассчитывать на получение компенсации.
  • 5. В деле Общество S. и T. против Швеции (Постановление ЕСПЧ от 11.12.1986), а также в деле Совтрансавто против Украины (Постановление ЕСПЧ от 25.07.2002), Суд указал на особые свойства акции как объекта собственности. По мнению Суда, имуществом в этом случае являются права, которые удостоверяются акцией, т.е. право на участие в управлении компанией (право голоса и иные права, позволяющие влиять на деятельность компании), право на получение дивидендов (на условиях, установленных законом и уставом общества), право на получение доли имущества компании при её ликвидации. В отечественной правовой системе акция также считается объектом права собственности, однако вещно-правовой режим собственности распространяется лишь на саму бумагу (т.е., согласно ст.142 ГК РФ, документ, удостоверяющий принадлежность имущественных прав, осуществление которых возможно только при предъявлении ценной бумаги). Что касается самих прав, удостоверенных ценной бумагой и вытекающих из неё, то они чаще всего носят обязательственный характер.
  • 6. В деле Стретч против Соединённого Королевства (Постановление ЕСПЧ от 24.06.2003), Суд рассмотрел ситуацию, когда муниципальные органы отказались продлевать заключённый с заявителем договор аренды земли (хотя договор предусматривал право арендатора на продление договора на очередной срок). Суд постановил, что право на продление срока аренды имеет экономическую ценность и безусловно юридически принадлежит арендатору (т.к. заключая договор аренды, арендатор разумно рассчитывал на продление аренды).

Приведённые примеры наглядно иллюстрируют, насколько широкий смысл вкладывает Европейский Суд в понятие «имущество». Суд намеренно отказывается от чёткого и исчерпывающего определения перечня прав, защищаемых ст.1 Протокола 1, что позволяет увеличивать спектр этих прав путём расширенного толкования Конвенции.

Концепция права собственности, разработанная Европейским Судом, оказывает определённое влияние и на российскую правовую доктрину и судебную практику. В отечественном законодательстве смыслу нормы ст.1 Протокола 1 Конвенции ближе всего соответствует конституционно-правовая норма ст.35 Конституции РФ:

Письменный отказ в заключении трудового договора

Конституционно-правовое понятие собственности считается более широким, чем аналогичное понятие гражданского права (ст.209 ГК РФ). Данный тезис подтверждается практикой Конституционного Суда РФ. Так, в Постановлении Конституционного Суда РФ от 13 декабря 2001г. развивается правовая позиция, в соответствии с которой конституционное понятие «имущество» (в смысле ст.

Наибольший интерес для уяснения конституционно-правового смысла понятия «имущества» представляет Постановление Конституционного Суда РФ от 16 мая 2000г. по делу о проверке конституционности п.4 ст.104 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в связи с жалобой компании «Timber Holdings International Limited».

Суть дела состоит в следующем. В соответствии с п.4 ст.104 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», объекты жилищного фонда социального использования, детские дошкольные учреждения и объекты коммунальной инфраструктуры не включаются в конкурсную массу должника и подлежат передаче соответствующему муниципалитету.

В своей жалобе указанная выше компания-кредитор, утверждала, что изъятие имущества должника-банкрота из конкурсной массы и его безвозмездная передача муниципалитету отражаются в конечном счёте на полноте удовлетворения требований кредитора. Следовательно, данные меры лишают кредитора причитающихся ему денежных средств и представляют собой принудительное отчуждение имущества компании-кредитора в нарушение п.3 ст.

35 Конституции РФ. Конституционный Суд РФ согласился с аргументацией заявителя, признав тем самым, что обязательственные по своей природе права кредитора в процедуре банкротства являются «имуществом» и находятся под защитой ст.35 Конституции. В обоснование своей позиции Конституционный Суд сослался на толкование понятия «имущество» Европейским Судом.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Юридическая помощь
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector