Обстоятельства, освобождающие от ответственности за нарушение договора

Понятие и сущность освобождения от ответственности за нарушение договорного обязательства

ВС РФ указал, что при заявлении требования о возмещении убытков кредитору нужно не только подтвердить наличие у него убытков и определить их размер с разумной степенью достоверности (в случае невозможности такого определения размер убытков, напомним, устанавливает суд), но и доказать причинную связь между неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства и убытками (абз. 1 п.

5 Постановления). При этом должник, не признающий причинной связи между своим поведением и убытками кредитора, может представить доказательства существования иной причины их возникновения. Кроме того, должник вправе возражать против размера убытков и представлять доказательства того, что кредитор не принял разумных мер для его уменьшения.

https://www.youtube.com/watch{q}v=upload

Важные разъяснения даны Судом об обстоятельствах непреодолимой силы. По общему правилу, должник освобождается от ответственности, если докажет, что не мог исполнить обязательство в силу таких обстоятельств (п. 3 ст. 401 ГК РФ). Суд уточнил, что само по себе их наступление не прекращает обязательство должника, если его можно будет исполнить, когда эти обстоятельства отпадут.

В случае досрочного расторжения договора в связи с его неисполнением или ненадлежащим исполнением должником и заключения кредитором аналогичного нового договора последний имеет право на возмещение убытков в виде разницы между ценами на сопоставимые товары, работы или услуги, установленными в этих двух договорах.

ВС РФ уточнил, что взамен прекращенного договора может быть заключена не одна, а несколько сделок. При этом предполагается, что кредитор при заключении замещающей сделки действует добросовестно и разумно. Однако должник может доказать обратное – что при заключении нового договора кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков или не предпринял мер к их уменьшению.

Для исследования обстоятельств, освобождающих должника от ответственности за нарушение договорного обязательства, следует прежде всего выяснить понятие и сущность договорной ответственности2 как разновидности гражданско-правовой ответственности. Понятие «гражданско-правовая ответственность», формируясь на протяжении нескольких тысячелетий, остается предметом научных дискуссий, что связано, на наш взгляд, со сложностью данного института гражданского права. Как верно писал Г.Ф.Гегель: «Чем богаче подлежащий определению предмет, тем более различными оказываются даваемые ему дефиниции»3.

Большинство цивилистов связывает понятие гражданско-правовой ответственности с мерами государственного принуждения или санкцией4. Тем не менее принудительный характер гражданско-правовой ответственности вызывает неоднозначные мнения в цивилистике. В этом вопросе следует согласиться с точкой зрения о том, что возможность реализации ответственности в бесспорном порядке и даже добровольное возложение ее на себя должником не меняет ее государственно-принудительного характера.

Следующим дискуссионным вопросом является неблагоприятность наступающих последствий для должника. Одни ученые рассматривают ее в качестве определяющего признака гражданско-правовой ответственности6. А другие отрицают это7, так как должник при возмещении убытков «лишается» лишь тех имущественных ценностей, которые должны были быть переданы им кредитору в порядке исполнения договора.

Следует согласиться с критическими замечаниями относительно неблагоприятного характера наступающих последствий. Эта характеристика является справедливой к внедоговорнои ответственности, но при определении договорной ответственности вызывает множество возражений. Представляется, что, характеризуя договорную ответственность, следует говорить не о неблагоприятности последствий, а об особой природе возникающих обязанностей.

В литературе указывается на дополнительный характер возникающих обязанностей должника8. Но при таком выводе налицо внутреннее противоречие. Дополнительный характер предполагает наличие основной обязанности и ее взаимосвязь с дополнительными. Несмотря на то, что обязанность надлежащего исполнения договора и обязанность возместить убытки или уплатить неустойку могут существовать одновременно (п. 1 ст.

396 ГК РФ), это не является обязательным (п. 2 ст. 396 ГК РФ). Кроме того, между ними отсутствует необходимая взаимосвязь, при наличии которой можно было бы вести речь об основном и дополнительном характере этих обязанностей. Правоотношение ответственности возникает при трансформации прежнего правоотношения. Таким образом, более верной представляется формулировка «новые обязанности».

Следуя логике этого рассуждения, на наш взгляд, недопустимо расширять рамки ответственности до пределов исполнения в натуре, поскольку такая обязанность существовала еще до нарушения договорного обязательства. Тем не менее выделяется так называемая позитивная ответственность, под которой понимается неуклонное, строгое, предельно инициативное осуществление всех обязанностей9.

В рамках широкого подхода гражданско-правовая ответственность понимается как регулируемая правом обязанность дать отчет в своих действиях . Эта точка зрения справедливо вызывает многочисленную критику.

Ученые, анализирующие практические аспекты понятия ответственности за нарушение договорного обязательства, определяют это понятие в узком смысле: как обязанность должника, допустившего нарушение обязательства, возместить кредитору причиненные убытки и уплатить установленную законом либо предусмотренную договором неустойку .

Ответственность за нарушение обязательств: разъяснения ВС РФ

В справочной юридической литературе делаются попытки развернутого определения этого понятия.

В ПС РФ договорная ответственность определена как обязанность должника возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства (п. 1 ст. 393 ПС РФ). Если за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства установлена неустойка, то убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой. Законом или договором может быть предусмотрено иное (п. 1 ст. 394 ГК РФ).

Гражданско-правовая ответственность за нарушение договора Хохлов Вадим Аркадьевич

Исключение и освобождение от ответственности за нарушение договораОгнева Ксения Олеговна

Гражданско-правовая ответственность за нарушение инвестиционного договора в строительствеФролкина Елизавета Николаевна

Правовая защита в случае нарушения договора международной купли-продажи товаровБессолицын Дмитрий Александрович

Правовая адаптация долгосрочных договоров к изменившимся обстоятельствам Дудко Алексей Георгиевич

Теоретические и практические вопросы изменения и расторжения гражданско-правового договора в связи с изменением обстоятельствПопов Николай Васильевич

Вина как условие привлечения к гражданско-правовой ответственности за нарушения интеллектуальных прав. Лукьянчикова Елена Николаевна

Гражданско-правовая ответственность за нарушения в сфере банковской деятельностиШамис Максим Ильич

Гражданско-правовая ответственность за нарушения в сфере оказания медицинских услуг: некоторые вопросы теории и практикиАбдуллина Венера Салиховна

Научно-практическое понятие «непреодолимая сила» и его сущность

Важнейшее место среди обстоятельств, освобождающих должника от ответственности, занимает непреодолимая сила.

Понятие «непреодолимая сила» известно как российскому законодательству и судебной практике, так и законодательству зарубежных государств (vis major, damnum fatalc, vis divina, Gottes und Feindcs Gewalt, hohere Gewalt, force majeure, Acts of God and the King/Queen s Enemies), а также используется международно-правовыми актами.

Обратимся к анализу сущности непреодолимой силы по российскому праву. Ее легальное определение закреплено в п. 3 ст. 401 ГК РФ в связи с установлением границы ответственности независимо от вины: «Если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

https://www.youtube.com/watch{q}v=ytpressru

Непреодолимая сила является специфическим обстоятельством освобождения от ответственности должника, осуществляющего предпринимательскую деятельность. В то же время она играет большую роль и для других участников гражданского оборота, поскольку они освобождаются от ответственности даже при наличии случая, что не признается отдельными авторами295.

Предлагаем ознакомиться:  Образец записи увольнения генерального директора по протоколу

Для обозначения обстоятельств непреодолимой силы в юридической лктературе нередко используется термин «форс-мажор». С целью избежания путаницы необходимо ответить на вопрос, одинаковы ли по содержанию понятия «непреодолимая сила» и «форс-мажор»,

Поправки в ГК РФ: 	обязательственное право

В доктрине нет единого мнения по данному вопросу. Большинство авторов использует их как тождественные257. Вместе с тем высказываются и противоположные мнения. Так, Гуев А.Н. делает вывод о том, что понятие непреодолимой силы более узкое, чем форс-мажор . Борисов А.Б, указывает, что форс-мажорные обстоятельства возникают вследствие непреодолимой силы .

Для разрешения этого вопроса целесообразно обратиться к французскому праву, откуда и происходит спорный термин «форс-мажор» (force majeure), В ФГК нет его легального определения, а термин «force majeure» используется наряду с другим — «cas fortuit». В переводе с французского «force majeure» означает «высшая сила».

Прежде всего следует сказать несколько слов о происхождении категории «непреодолимая сила». На наш взгляд, анализ возникновения и исторического развития правовых категорий и институтов помогает понять не только их сущность, но и место в современной правовой системе. Истоки понятия «непреодолимая сила» лежат в римском частном праве.

Выражение «vis majon встречается в источниках римского права применительно к договорам купли-продажи, ссуды, займа, заклада, подряда и поклажи. Под непреодолимой силой понимался случай непредотвратимый, которому невозможно противостоять, -casus cui resisti поп potest301, то есть действие объективных факторов, не зависящих от воли заинтересованной стороны (например, непреодолимое проявление стихийных сил природы;

тленность и смертность всего материального, в частности, и смерть, и болезнь рабов и животных; человеческие насильственные действия, если они непреодолимы). Важно подчеркнуть, что по римскому праву освобождение от ответственности исключалось, если действию непреодолимой силы предшествовала вина самого должника (Sed et in maioribus casibus, si culpa eius intcrveniat, tenetur303).

Таким образом, непреодолимая сила для освобождения должника от ответственности по римскому праву должна была наступить без вины должника.

Российскому дореволюгщоииому праву также была известна категория непреодолимой силы. Общая норма об освобождении от ответственности в результате непреодолимой силы отсутствовала. Более того, гражданское законодательство того времени вообще возлагало на лицо безусловную ответственность за любые обстоятельства, включая случай и непреодолимую силу304. Это положение критиковалось российскими дореволюционными юристами как не соответствующее идее справедливости.

В отдельных законодательных актах, в основном, в транспортном законодательстве, непреодолимая сила все же упоминалась, однако ее содержание не раскрывалось (например, ст. 2 Общего устава российских железных дорог, ст. 722 Устава торгового),

В доктрине русского дореволюционного гражданского права высказывались различные мнения о понятии непреодолимой силы. Так, Г.Ф. Шершеневич понимал под ней «… событие, действие которого нельзя было пи предугадать, ни предотвратить никакой предусмотрительностью, никакими затратами»306. По выражению Д,И.

Мейера, непреодолимая сила — это «случайность высшей категории, никакими средствами неотвратимая»307. Более подробно характеризовал обстоятельства непреодолимой силы К. Победоносцев: «Понятие о вине и ответственности за неисполнение устраняется, когда причиною невыполнения было обстоятельство внешнее, не зависевшее от личной воли и сделавшее исполнение физически или юридически невозможным.

Похожие диссертации на Обстоятельства, освобождающие от ответственности за нарушение договора

Гражданско-правовая ответственность за нарушение договора Хохлов Вадим Аркадьевич

Исключение и освобождение от ответственности за нарушение договораОгнева Ксения Олеговна

Гражданско-правовая ответственность за нарушение инвестиционного договора в строительствеФролкина Елизавета Николаевна

Правовая защита в случае нарушения договора международной купли-продажи товаровБессолицын Дмитрий Александрович

Правовая адаптация долгосрочных договоров к изменившимся обстоятельствам Дудко Алексей Георгиевич

Теоретические и практические вопросы изменения и расторжения гражданско-правового договора в связи с изменением обстоятельствПопов Николай Васильевич

Вина как условие привлечения к гражданско-правовой ответственности за нарушения интеллектуальных прав. Лукьянчикова Елена Николаевна

Гражданско-правовая ответственность за нарушения в сфере банковской деятельностиШамис Максим Ильич

Гражданско-правовая ответственность за нарушения в сфере оказания медицинских услуг: некоторые вопросы теории и практикиАбдуллина Венера Салиховна

Отсутствие вины должника как обстоятельство, освобождающее от ответственности

В связи с рассмотрением вопроса обстоятельств освобождения должника от ответственности большой интерес в рамках проводимого диссертационного исследования представляет вопрос вины, поскольку ее отсутствие в определенных ситуациях является обстоятельством, освобождающим от ответственности «, а также вопросы вины кредитора и третьих лиц и ее влияния на ответстоенность должника.

Действующий ГК содержит определение понятия вины через понятие невиновности: «Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства» (абз.2 п. 1 ст.401).

Однако данное определение представляется недостаточным, так как очерчивается только грань между виновным поведением и случаем, однако содержательная сторона вины остается нераскрытой и неясной.

Несмотря на значительное число исследований по проблемам вины, в цивилистике до сих пор нет единого мнения о её понятии и содержании- Как писал ПК, Матвеев, «едва ли найдется в юриспруденции другое такое понятие, юридический смысл которого так неодинаково трактовался бы различными

представителями правовой науки и практики»129. Это обстоятельство заставляет уделить более пристальное внимание генезису данной гражданско-правовой категории на различных этапах развития цивилистики.

В римском частном праве вина рассматривалась как условие возникновения ответственности должника в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения им обязательства130. Вина характеризовалась также как неправомерное направление воли лица .

Понятие «culpa» использовалось римскими юристами в широком и узком смысле. В широком смысле оно объединяло две формы: умысел (dolus), когда должник предвидит последствия своего нарушения (действий или бездействия) и желает этих последствий; небрежность (culpa в узком смысле слова), когда должник не предвидел, но должен был предвидеть эти последствия132.

а) грубая вина, грубая небрежность (culpa lata) — «непонимание того, что понимают все» (О.50.16.213.2).

б) легкая вина (culpa levis или просто culpa) — непроявление той меры заботливости, которая присуща доброму хозяину, заботливому главе семьи (bonus paterfamilias). Поскольку предполагается несоблюдение определенного, выработанного юристами мерила поведения, этот вид вины получил впоследствии название culpa in abstracto, т.е. вина по абстрактному критерию.

в) culpa in concrete — несоблюдение той меры заботливости, которую должник проявляет в собственных делах. Высказывается мнение, что такая субъективистская трактовка ведёт к утрате критерия, так как каждый по-разному заботится о своих делах.

Интересно отметить, что в I веке между римскими юристами возник спор о соотношении грубой вины и умысла. В итоге закрепилась точка зрения, по которой грубая вина приравнивалась к умыслу («culpa lata dolo comparability35.

Достижения римских цивилистов оказали большое влияние на российское гражданское право. Положення дореволюииопного российского граэюданского законодатепьстєа об ответственности должника за нарушение обязательства критиковались российскими цивилистами в связи с их неопределенностью и излишней краткостью, что не позволяло в полной мере учитывать степень виновности должника в нарушении обязательства .

Для признания должника виновным в российской дореволюционной цивилистике использовался объективный масштаб рачительного, заботливого хозяина. Кроме того, Гражданское Уложение, характеризующееся как один из самых лучших образцов цивнлистической мысли137, предусматривало для отдельных видов договорных обязательств «конкретную вину», то есть ту степень осмотрительности и заботливости, которая обыкновенно прилагалась должником к собственному имуществу (например, договор хранения).

Предлагаем ознакомиться:  Порядок и правила оформления отпуска для работников

Интересно обратиться и к доктринальному пониманию вины в дореволюционной цивилистике. Уже тогда наблюдались разногласия правоведов по вопросу определения понятия и сущности вины. Так, Д.И. Мейер под виной понимает волю, направленную к совершению противозаконного действия. Вина могла быть в форме умысла — преднамеренного определения воли к действию — и неосторожности — ненамеренного направления воли к действию.

Возмещение потерь

Контрагенты вправе договориться о том, что один из них должен будет возместить другому имущественные потери, которые могут возникнуть в случае наступления определенных обстоятельств (например, при предъявлении требований к стороне третьими лицами или органами власти), не связанных с нарушением обязательства стороной (ст. 406.1 ГК РФ).

Причем они могут предусмотреть необходимость возмещения как всего размера потерь, так и их части. ВС РФ подчеркнул, что такие потери подлежат возмещению, если доказано, что они уже понесены или с неизбежностью будут понесены в будущем. Обязанность по доказыванию наличия причинной связи между наступлением конкретного обстоятельства и потерями лежит на стороне, требующей выплаты соответствующего возмещения (абз. 3 п.

Как подтвердить факт принятия кредитором исполнения обязательства, узнайте из материала:

«Приемка исполнения обязательства. Составление документов, подтверждающих приемку исполнения» Энциклопедии решений

интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный

доступ на 3 дня!

Получить доступ

Суд обратил особое внимание на то, что договоренность о возмещении потерь должна быть явной и недвусмысленной. Если из заключенного соглашения непонятно, что оно предусматривает: обязанность стороны возместить потери или же условия ответственности за неисполнение обязательства, ст. 406.1 ГК РФ не будет применяться (абз. 1 п. 17 Постановления).

По общему правилу, потери возмещаются независимо от признания незаключенным или недействительным договора, в связи с котором заключено соглашение об их возмещении. ВС РФ отметил, что это правило распространяется и на случаи, когда соглашение о возмещении потерь содержится в виде условия в таком договоре (абз. 2 п.

Важно помнить, что соглашение о возмещении потерь может быть заключено только при осуществлении сторонами предпринимательской деятельности. Также условие о возмещении потерь может быть включено в корпоративный договор или договор об отчуждении акций или долей в уставном капитале хозяйственного общества, стороной которого является физическое лицо (п. 1, п. 5 ст. 406.1 ГК РФ).

Права и обязанности по возмещению потерь, основанные на заключенном соглашении, сохраняются, даже если впоследствии гражданин утрачивает статус индивидуального предпринимателя, если иное не предусмотрено законом или договором, пояснил ВС РФ (п. 16 Постановления). Кроме того, такие права и обязанности могут перейти к лицам, не осуществляющим предпринимательскую деятельность, в порядке универсального или сингулярного правопреемства (ст. 387-388, ст. 391, ст. 392.3 ГК РФ).

Интересное разъяснение касается ситуации, когда потери возникли из-за неправомерных действий третьего лица, а возмещены были стороной. К последней в результате этого переходит от другой стороны требование к третьему лицу о возмещении убытков (п. 4 ст. 406.1 ГК РФ). Поскольку соглашение о возмещении потерь не создает обязанностей для лиц, не являющихся в нем сторонами, в случае если размер возмещенных стороной другой стороне потерь превышает размер убытков, подлежащих возмещению третьим лицом (ст. 15, ст. 393, ст. 1064 ГК РФ), разница не может быть взыскана с третьего лица, указал Суд (абз. 2 п. 18 Постановления).

Ответственность за недобросовестное ведение переговоров

расходы на ведение переговоров и убытки в связи с утратой возможности заключить договор с третьим лицом. ВС РФ подчеркнул, что бремя доказывания недобросовестности ответчика, например того факта, что последний, вступая в переговоры, намеревался получить коммерческую информацию у истца или помешать заключению договора между истцом и третьим лицом, лежит на истце.

Исключения составляют такие действия, как предоставление другой стороне неполной или недостоверной информации и внезапное и неоправданное прекращение переговоров, когда другая сторона не могла этого ожидать, поскольку они изначально предполагаются недобросовестными (подп. 1-2 п. 2 ст. 434.1 ГК РФ). В этих случаях уже ответчик должен доказывать, что действовал добросовестно, указал ВС РФ (абз. 3 п. 19 Постановления).

Суд также отметил, что если контрагент предоставил другому контрагенту неполную или недостоверную информацию либо умолчал об обстоятельствах, которые в силу характера договора должны быть ему известны, и договор был заключен, этот второй контрагент вправе требовать признания сделки недействительной и возмещения убытков с связи с ее недействительностью (ст.

Ответственность за неисполнение обязательства в натуре

ОНЛАЙН-СЕМИНАР

Лидия Михеева

Лидия Михеева,
д.ю.н., профессор, заместитель руководителя Исследовательского центра частного права при Президенте РФ, член Совета по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства при Президенте РФ

Программа повышения квалификации «Реформа ГК по вопросам обязательственного и вещного права» совместно с Институтом повышения квалификации Московского государственного юридического университета (МГЮА) им. О.Е. Кутафина

Принять участие в программе заочно

В то же время при рассмотрении каждого подобного иска суд должен определить, является ли исполнение обязательства в натуре объективно возможным. Невозможно оно, к примеру, при гибели индивидуально-определенной вещи, которую должник должен был передать кредитору, или в случае принятия нормативного акта, которому будет противоречить исполнение обязательства.

При удовлетворении требования кредитора о понуждении к исполнению обязательства в натуре суд обязан установить срок, в течение которого соответствующее решение должно быть исполнено, – с учетом возможностей должника по исполнению, степени сложности исполнения и других обстоятельств, которые влияют на этот срок.

Также суд вправе по требованию кредитора присудить в его пользу судебную неустойку (астрент) – определенную денежную сумму на случай неисполнения судебного акта (п. 1 ст. 308.3 ГК РФ). Необходимо помнить, что астрент присуждается только на случай неисполнения неденежных требований. Кроме того, он не может быть установлен по спорам административного характера, трудовым, пенсионным и семейным спорам, вытекающим из личных неимущественных отношений членов семьи, а также по связанным с социальной поддержкой спорам, уточнил ВС РФ (п. 30 Постановления).

Размер судебной неустойки или порядок его определения устанавливается судом в каждом конкретном случае, и должен быть таким, чтобы должнику было выгоднее исполнить обязательство, чем уклониться от его исполнения. Судебное решение в части взыскания неустойки подлежит принудительному исполнению только по истечении установленного для исполнения обязательства в натуре срока, поэтому для ее взыскания выдается отдельный исполнительный лист, указал ВС РФ (п.

Если ответчик не может исполнить указанный судебный акт в силу объективных причин, он вправе ходатайствовать об отсрочке или рассрочке его исполнения (ст. 203, ст. 434 ГПК РФ, ст. 324 АПК РФ). В случае удовлетворения этого требования суд должен определить период, в течение которого не начисляется судебная неустойка (начинается он с момента вынесения решения от отсрочке или рассрочке исполнения).

Если же обстоятельство, из-за которого обязательство не может быть исполнено, например гибель индивидуально-определенной вещи, возникло после присуждения астрента, он не подлежит взысканию с момента появления этого обстоятельства, пояснил Суд (абз. 1 п. 35 Постановления). Однако за период, предшествующий его возникновению, неустойка взыскивается.

Предлагаем ознакомиться:  Уход на пенсию раньше пенсионного возраста

С 1 июня 2015 года размер процентов за неправомерное удержание чужих денежных средств, уклонение от их возврата или иную просрочку в их уплате (ст. 395 ГК РФ) определяется по общему правилу не ставкой рефинансирования, как было ранее, а средней ставкой банковского процента по вкладам физических лиц, опубликованной Банком России для федерального округа, на территории которого находится место жительства кредитора или место нахождения кредитора – юридического лица, и имевшей место в соответствующий период.

ВС РФ уточнил, что источниками информации о соответствующих ставках, в том числе по вкладам в иностранной валюте, являются официальный сайт Банка России и официальное издание «Вестник Банка России». В случае, когда средние ставки за определенный период не опубликованы, размер процентов исчисляется исходя из самой поздней из опубликованных ставок по каждому периоду просрочки.

https://www.youtube.com/watch{q}v=ytadvertiseru

Если же и такая информация отсутствует, можно пользоваться справкой одного из ведущих банков в месте нахождения кредитора о применяемой им средней ставке по краткосрочным вкладам физических лиц (абз. 2-5 п. 39 Постановления). При расчете процентов, подлежащих выплате кредитору, место жительства или нахождения которого находится за пределами РФ, используются ставки, опубликованные для федерального округа по месту нахождения рассматривающего спор суда, указал ВС РФ.

Сумма подлежащих взысканию процентов за пользование чужими денежными средствами определяется на день вынесения соответствующего судебного решения. Однако в резолютивной части решения может быть указано, что проценты взыскиваются до момента фактического исполнения обязательства, если этого требует кредитор.

В этом случае день уплаты задолженности включается в период расчета процентов, отметил ВС РФ (абз. 1 п. 48 Постановления). Начисляемые после вынесения решения проценты рассчитываются судебными приставами либо органами, организациями или гражданами, исполняющими судебный акт, по средним ставкам банковского процента по вкладам физических лиц в соответствующие периоды после вынесения решения.

ВС РФ напомнил, что в ГК РФ теперь предусматривает возможность начисления так называемых законных процентов – процентов на сумму долга за период пользования денежными средствами (ст. 317.1 ГК РФ). Они представляют собой не санкцию за неисполнение денежного обязательства, а плату за правомерное использование чужих денежных средств.

Поэтому судам, рассматривающим споры о взыскании процентов, обязательно нужно определять, какие проценты требует истец: по ст. 317.1 или по ст. 395 ГК РФ. При этом начисление процентов как мера ответственности при просрочке исполнения не влияет на начисление процентов по ст. 317.1 ГК РФ, подчеркнул Суд (п. 53 Постановления).

Взыскание неустойки

В разъяснениях, касающихся неустойки, особое внимание уделено вопросу об уменьшении неустойки в судебном порядке в случае ее явной несоразмерности последствиям нарушения обязательства (ст. 333 ГК РФ). Важно помнить, что неустойка для лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, не может быть снижена по собственной инициативе суда – для ее снижения необходимо соответствующее заявление должника.

Причем речь идет не только о коммерческих организациях и индивидуальных предпринимателях, но и о некоммерческих организациях, осуществляющих приносящую им доход деятельность, отметил ВС РФ. Кроме того, для снижения установленной договором неустойки, подлежащей уплате предпринимателем, необходимо доказать, что взыскание именно такого ее размера может привести к получению кредитором необоснованной выгоды.

Обоснованность размера неустойки может подтверждаться, например, данными о среднем размере платы по выдаваемым предпринимателям краткосрочным кредитам на пополнение оборотных средств или платы по выдаваемым гражданам краткосрочным кредитам в месте нахождения кредитора в период нарушения обязательства и показателями инфляции за соответствующий период (абз. 2 п. 75 Постановления).

ВС РФ уточнил, что заявление о снижении неустойки может быть сделано исключительно при рассмотрении дела судом первой инстанции или судом апелляционной инстанции, если он перешел к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции (ч. 5 ст. 330, ст. 387 ГПК РФ, ч. 6.1 ст. 268, ч. 1 ст. 286 АПК РФ).

Если же неустойка может быть снижена по инициативе суда, то вопрос о ее уменьшении может решаться в апелляционной инстанции безо всяких ограничений (абз. 2 п. 72 Постановления). Суд кассационной инстанции вправе отменить судебный акт в части, касающейся уменьшения неустойки, если установит, что он был принят с нарушением норм материального права, подчеркнул ВС РФ.

Такими нарушениями являются, в частности, уменьшение неустойки в отсутствие соответствующего заявления должника-предпринимателя, а также установление размера уменьшенной неустойки за неисполнение денежного обязательства ниже предела, предусмотренного п. 1 ст. 395 ГК РФ, то есть средней ставки банковского процента по вкладам физических лиц.

Если обязательство не было исполнено или было исполнено ненадлежащим образом по вине обеих сторон или кредитор содействовал увеличению размера неустойки, суд может уменьшить размер ответственности должника по правилам, установленным ст. 404 ГК РФ. Однако это не исключает возможности снижения неустойки в дальнейшем, отметил Суд (п. 81 Постановления).

Нужно отметить, что юридическое сообщество неоднозначно восприняло данные в Постановлении разъяснения. «В целом не может не радовать достаточно быстрый отклик высшей судебной инстанции на нововведения законодателя, – отмечает, например, партнер Коллегии адвокатов г. Москвы «Барщевский и партнеры» Анастасия Расторгуева.

– Важно, что ВС РФ обратил внимание на ряд спорных вопросов, по которым в решениях судов можно было встретить прямо противоположные выводы. Это, конечно же, соотношение ст. 317.1 и ст. 395 ГК РФ, а также вопрос о том, прекращает ли наступление обстоятельств непреодолимой силы обязательство должника, если исполнение остается возможным после того, как они отпали».

Однако ряд экспертов считает принятие Постановления преждевременным. «Никогда не видел большой необходимости «опережающего» толкования норм права со стороны высшей судебной инстанции. Новации следует опробовать на местах, обобщить опыт и типичные ошибки, а уже потом делать выводы», – уверен адвокат Алексей Гордейчик.

В заключение ВС РФ напомнил, что положения ГК РФ в редакции Закона № 42-ФЗ не применяются к правам и обязанностям, которые возникли из заключенных до 1 июня 2015 года договоров. Поэтому при рассмотрении связанных с такими договорами споров суды должны руководствоваться ранее действующей редакцией кодекса с учетом сложившейся практики ее применения (п.

https://www.youtube.com/watch{q}v=https:accounts.google.comServiceLogin

83 Постановления). Однако при расчете процентов за просрочку исполнения денежного обязательства, вытекающего из заключенного до вступления в силу Закона № 42-ФЗ договора, в периоды после 1 июня 2015 года применяется новая редакция п. 1 ст. 395 ГК РФ, то есть учитываются ставки банковского процента по вкладам граждан, а не ставка рефинансирования, указал Суд.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Юридическая помощь
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector